Ассоциация профессиональных переводчиков собралась на очередной ритрит

Это мероприятие состоялось в июле. Можно поспорить насчет того, удачно ли был выбран период для его организации, вместе с тем, важно, что погода была отличная, место было замечательное, а владельцы пансиона, в котором проходил ритрит, оказались гостеприимными и радушными хозяевами. Мы чувствовали себя прекрасно, потому что находились в чудесном месте и особенно потому что были все вместе, ведь членам Ассоциации очень редко удается оставить повседневные заботы и провести целый день вместе с другими коллегами по цеху. На ритрит смогли выбраться 15 переводчиков из свыше 40 состоящих в нашей профессиональной ассоциации и, конечно же, никто из них не пожалел об этом.

В нынешнем году Административный совет Ассоциации выбрал для обсуждения тему «Законодательные рамки, регулирующие переводческую деятельность». Выбор пал именно на нее после короткой заметки, опубликованной в газете «Jurnal de Chișinău». В ней говорилось, что группа американских конгрессменов от Демпартии потребовали пригласить для дачи показаний Марину Гросс – переводчика Дональда Трампа, которая работала во время переговоров между президентом США Дональдом Трампом и президентом России Владимиром Путиным, состоявшихся в Хельсинки. Конгресс наделен подобными полномочиями, однако до настоящего времени таких прецедентов не было. Вот почему у нас возник естественный вопрос: Защищает ли законодательство переводчиков в Республике Молдова?

Ответ на этот вопрос, а также на многие другие вопросы, важные для переводческой деятельности, смог нам дать известный адвокат Эдуард Дигоре. В течение продлившегося примерно три часа интерактивного общения он обратил наше внимание на наиболее важные аспекты на этот счет, а именно:

  • Не уделяется должное значение работе переводчика, в частности, в рамках судебного процесса.
  • Статья 312 Закона о статусе, выдаче разрешений на деятельность и организации деятельности синхронного переводчика и переводчика в секторе юстиции расплывчато описывает ответственность за неверный перевод.
  • Закон не содержит четких норм относительно прав переводчиков. К примеру, может ли переводчик заранее ознакомиться с рассматриваемым в инстанции делом, чтобы подготовиться к переводу? Может ли переводчик прервать судебное заседание для консультации с кем-нибудь из специалистов? Может ли переводчик сказать: «Мне этот аспект незнаком, поэтому я не стану переводить соответствующее предложение»?.
  • Закон не регламентирует конфликт интересов.
  • Подлежащие применению юридические нормы достаточно скудные.

Эдуард Дигоре разъяснил перечисленные и другие аспекты деятельности переводчика с юридической точки зрения. Мы пришли к выводу, что с юридической точки зрения полной защитой не пользуются ни авторизованные переводчики, ни переводчики общего профиля.

Услышанная информация оказалась очень ценной для нас, особенно потому что в ней содержались и определенные рекомендации, в том числе следующие:

  • Неотложная необходимость в разработке Устава профессионального переводчика или же закона, охватывающего всех переводчиков
  • Необходимость в Регламенте, содержащем ряд стандартных норм относительно

- времени простоя («stand-by»)
- упущенной прибыли, то есть отмены заказа накануне мероприятия
- нелояльной конкуренции
- гарантий насчет оплаты, условий работы, защиты профессии (от деятельности, осуществляемой случайными лицами, не имеющими должной квалификации в соответствующей области, и т. д.)
- привлечения к ответственности за нарушение норм профессиональной этики и пр.

Эдуард Дигоре выразил готовность помочь нам инициировать действия, которые упростят разработку законодательных рамок, более подходящих для деятельности письменных и устных переводчиков; при этом будет сделан особый упор на качество. Должно существовать нечто, что может служить доказательством профессионализма и способности оказывать предлагаемую услугу. Вместе мы наметили первые шаги на этот счет, которые предполагают:

- разработку краткого обзора о деятельности переводчика
- более активное продвижение переводческого ремесла
- разработку правил деятельности, которые помогут нам в этом начинании
- определение группы депутатов, имеющих право выдвигать законодательные инициативы, которые смогут продвигать необходимые поправки в действующее законодательство или же разработку нового более исчерпывающего и емкого закона и т. д.

По итогам ритрита и состоявшихся в его ходе дискуссий наш коллега Вячеслав Мустяцэ подготовил краткий план действий на этот счет.

Ритрит, разумеется, предлагает и развлечения. В процессе подготовки мероприятия Админсовет АТП учел и этот аспект, поэтому запасся и несколькими примерами для разбора и обсуждения. Таким образом, переводчикам предложили «включиться в игру» и попробовать себя как в роли работодателя, так и в роли работника. Наша коллега Елена Бивол проявила недюжинное вдохновение, когда выработала эти примеры, так как они оказались очень актуальными и близкими к реальным ситуациям, с которыми сталкиваются переводчики в повседневной жизни. Возможно, именно этим и объясняются убедительность, остроумие и актерское мастерство, проявленные нашими коллегами при розыгрыше сценок. В любом случае настроение у всех было отличное и сохранилось таким до возвращения в Кишинев. Кстати говоря, оно охватило даже водителя автобуса, ведь на обратном пути тоже звучали песни и шутки. Ритрит означает, прежде всего, удовольствие, полученное от возможности провести время вместе с другими коллегами по цеху. Судя по всему, этой цели удалось достичь.

Елеонора Руснак
председатель Ассоциации профессиональных переводчиков Молдовы

Категория: Деятельность